Этот безумный мир

Разговор о финансах с сотрудниками – это вам не Новую волну обсудить за чашкой кофе. Это означает, что вы малознакомым людям, которым поневоле приходится доверять, будете говорить о самом сокровенном. Ведь отношение к финансам – это, по сути, отношение к жизни. А кто они такие, чтобы им доверять святое?! Более того, обращаться придется не только к дипломированным специалистам по финансам, но большей частью к людям, которые имеют такое же отношение к управлению финансам, какое ясновидящий к медицине – думают, что видят причину хворей, машут руками, заговаривают, гипнотизируют и медитируют, но почему-то руки от этого не срастаются, сосуды не прочищаются и зубы не перестают болеть.

Впрочем, я бы на вашем месте даже не стала об этом заговаривать. Зачем? Что вы услышите в ответ? «Мы все сами с усами». «Мы с деньгами давно знакомы –  можно сказать с самого детства, чего там разговоры разговаривать – нам работать надо». «Нет, конечно, если у вас проблемы с деньгами, то можем помочь — посоветовать, растолковать, в положение войти, снисходительно дать взаймы». Возможно, кто-то тактично промолчит… Так что не надо говорить. Позвольте каждому действовать в соответствии с их представлениями о финансовом порядке. Не важно, что это будут представления строителей, продавцов, завхозов, секретарей и юристов. Ничего, что максимальное количество денег, с которыми они имели дело, не превышает пары их зарплат, а также тот факт, что до половины из ваших работников не может пережить даже недельную задержку ежемесячных поступлений. Более того, не страшно, что интересы ваших работников зачастую прямо противоположны интересам вашим и вашего предприятия. Все это мелочи. Ерунда. Человеческий фактор и иже с ним.

Вот возьмем, к примеру, предыдущую статью, в которой мы рассмотрели необходимость разделения компании на подразделения по степени их воздействия на финансовый капитал и  сокращенные до абсолютного минимума показатели, характеризующие финансовое положение предприятия – зависимость предприятия от заемного капитала, сбалансированность капитала с оборотами активов и степень изношенности основного актива. Знаете сколько, из нескольких тысяч читателей Референта, рассмотрели собственные коэффициенты и структуру предприятия? 20%? 20 человек? Не-а. Ни одного! Какая-то часть из вас просто просмотрела статью за чашкой кофе, пока кофе не закончился или кто-то не отвлек по о-о-очень важным делам, а потом уже «было не до того». Кто-то просмотрел, удостоверился в собственной компетенции «да-да, я это знаю». Кто-то залез и проверил, что их бухгалтерская программа «если что» означенные коэффициенты выдает/не выдает. Кто-то подумал, что все это чушь собачья и не нельзя все так упрощать. Кто-то… не суть важно что. Важно другое – результата НЕТ!!!

Вот так и вы – обращаясь, затрагивая, упоминая и даже оформляя в инструкции результата (финансовой дисциплины) не добьетесь. Ибо достигается он только вследствие ПРАКТИКИ вышестоящего(!) лица, которая в свою очередь внедряется путем доброго метода кнута и пряника, т.е. поощрений и наказаний, или путем примера применения, если он возможен. Понимание природы того, почему это так случается, настолько важно, что мы на время отступим от увлекательного укладывания финансов в различные составляющие и проведем краткий экскурс в природу удивительного человеческого инстинкта несохранения финансов.

Основные принципы управления финансами настолько просты, что для них нет необходимости выделять даже отдельный подзаголовок. Сермяжная сущность денег заключается в трех поговорках – «Время – деньги», «Цыплят по осени считают» и «Хочешь завести врага – одолжи другу денег»:

1) Первая фраза, слетевшая с уст Бенджамена Франклина, в понимании автора имела философское значение. Вроде как, время  — высшая ценность, и чем больше денег, тем больше свободного времени для самореализации, творчества и т. д., то есть деньги нужны для полноценной жизни, а не наоборот. Однако, она верна и для более приземленного понимания – любой задействованный капитал должен произвести оборот товар-деньги-товар в оговоренный срок и принести доход не меньше затрат по привлечению капитала.

2) Вытекает из первого – нельзя считать прибыль до истечения срока оборота товар-деньги-товар;

3) Пересказав поговорку наоборот: «одолжив другу денег, считай его врагом», можно лучше понять общий смысл – финансовые взаимоотношения не совместимы с благородными понятиями дружбы, любви, патриотизма и прочими, подразумевающими единство целей и взглядов.

Это всё. Остальное в управлении финансами – миллионы книг, сотни тысяч часов лекций, учебные фильмы и пособия, презентации и тренинги –  направлено объяснить, почему эти три простых правила не работают в той или иной степени на вашем конкретном предприятии.

Финансовый невроз

Проблема собственно, как обычно заключается в человеческой природе. У каждого из нас в противовес трем финансовым принципам есть собственных три заветных желания или, точнее сказать, насущных потребностей, причем у всех они одни и те же, оставшиеся со времен нашего божественного грехопадения или материалистического происхождения от приматов (в зависимости от вашей религиозной убежденности).  Во-первых, мы хотим жить, во-вторых — занимать лидирующее положение среди своих соплеменников, в-третьих — продолжить свой род. Эти низменные желания вступая в противоречие с нашим достойным намерением созидания добавленной стоимости, вызывают невроз – длительное перенапряжение эмоциональной и/или интеллектуальной сфер психики. Надо принимать во внимание, также такой факт, что основные инстинкты являются бессознательными и возникли тогда, когда у нас еще не было даже речи. Поэтому для сознательного объяснения своего, идущего в разрез с финансовой политикой, поведения, человек придумывает объяснения,  подчас выпадающие из логики несведущего человека и воспринимаемые как открытый саботаж и издевка.    

Впрочем, давайте попытаемся разобраться с утробными чувствами, мешающими реализации выгодных установок.

Потребность в личном выживании  проявляется стремлением сохранить собственную жизнь, защитив себя от неблагоприятного воздействия природы, других людей и жизненных обстоятельств к которым он не выработал успешного поведения (т.е. неизвестность). Этот страх и побуждает действовать, решать проблемы и получать новые знания о непознанном. И все прекрасно, пока рабочие обязанности совпадают с человеческими устремлениями. А если наоборот? Вы ему – «сиди и работай», а его тело ему – «долго сидеть вредно, надо двигаться». Рабочие обязанности требуют отстаивать интересы фирмы с покупателями, а инстинкты говорят об опасности возможного агрессивного поведения оппонента. Вы ему – «повышай свою компетенцию», а его подсознание  нашептывает  – «твоих знаний достаточно, чтобы, в крайнем случае, найти другую работу, где не будут столько требовать». Конечно, напрямую вам ничего не скажут. Скорее ответ будет выражен в отсрочках «да-да, сейчас», отмашках «видите ли…» и разного рода «неучтенных» обстоятельствах (я/ребенок/родитель заболел, дождь/наводнение/цунами, поставщик/покупатель/государство не выполнили обязательства и т.п.).

Потребность в сохранении группы проявляется стремлением достичь лидирующей позиции, навязать группе свое видение мира и, благодаря единоначалию, достигнуть общей цели. Высказанные признанными авторитетами идеи автоматически признаются догмами и принимаются к изучению вне зависимости от их целесообразности. Посему нередко возникает конфликт между подчинением доминирующим личностям и физической возможностью реализации предложенной концепции. В финансовом смысле такие конфликты часто выражаются в необдуманных тратах на разного рода не связанные с добавленной стоимостью «прибамбасы». Сюда же отнесем «нецелесообразное» с точки зрения начальства поведение менеджеров, слишком рано «сдающихся» и «идущих на поводу» при проведении переговоров с более авторитетными покупателями и поставщиками. Про позитивное свойство данной потребности – копирование здравого порядка от властей я уже упоминала, однако, не забывайте, что в нашем густонаселенном мире, один и тот же человек нередко находится под господством нескольких администраций (работа, государство, семья, социальная группа, религиозная конфессия). В разных ситуациях приказы, поступаемые работнику, могут противоречить друг – другу, вызывая невротическую потребность отклониться от выполнения задания под любым благовидным предлогом, поскольку ссылка на чужой авторитет (это не законно, мне мама не разрешает, это не по-божески) вызывает у вас мгновенную реакцию  подавления бунта.

Наконец, потребность в продолжении рода, ай, что там, скажу без обиняков – сексуальная потребность. По мне, так эта сила явно недооценена мира финансов и переоценена в маркетинге.  На половую активность живые существа толкает не жажда удовольствий, а неведомая сила, подчиняющая себе каждую клеточку их тела. Можете сколько угодно жеманно поджимать губы, но все равно при виде прекрасного генетического материала другого пола, вы моментально забываете про третье финансовое правило и  начинаете «предоставлять скидочки» и «лучшие условия», обслуживать «по высшему разряду», снижать требования для работников и прочее, прочее, прочее. А что это как не финансовое ухаживание? Нет, правда. Я не раз наблюдала даже финансовые самоубийства, предательства партнеров и еще много всяких безумств совершаемых ради прекрасных глаз и обернутые в изящные «джентельменские соглашения»,  «риск – благородное дело», «с прицелом на будущее».

 

Таким образом, вашим работникам для соблюдения финансовой дисциплины, необходимо  или стать святыми, отказавшись  от всех человеческих желаний, или невротиками, постоянно находящимися в конфликте собственных желаний и финансовой политикой. По какой-то причине все выбирают второй вариант и разрешают  противодействие между сознанием и подсознанием обходным путем — с помощью формирования отговорок объясняющих их нерациональное поведение приемлемыми для начальства фактами.

 

В этом случае естественным представляется не противопоставление финансовой политики глубинным устремлениям трудового коллектива, а привязка положительных достижений к положительным же сигналам от «шестого чувства». Чтобы работник «нутром чуял» что все хорошо и правильно.

Финансовая депрессия

Честным, а точнее не обладающим фантазией, работникам, которые не могут придумать подходящее оправдание своим аполитичным действиям, приходится страдать депрессией, которая возникает, как компенсационный механизм на чересчур сильное давление вышеозначенных конфликтов. Чувство бессмысленности своего нахождения на рабочем месте нагоняет такую тоску, что становится нестерпимым. Работник становится апатичным, и либо пытается занять себя бесцельными занятиями типа раскладывания пасьянсов или вообще ничего не хочет делать, включая сам приход на работу.  Начинаются бесконечные больничные, отгулы, прогулы. Так может продолжаться долго, а на государственных предприятиях и бесконечно долго – депрессивный сотрудник подавленно деградирует на рабочем месте, уныло влача выданную ему лямку, и не реагирует ни на какие поощрения и понукания.

Хотите достучаться до такого сотрудника  – открыто признайте его право хотеть власти, основных жизненных благ и секса. Дайте ему конкретный объем работы без обязательств и инструкций как это выполнить. Ищите компромисс за счет собственной эластичности. А если вы считаете, что польза от его деятельности будет меньше чем ущерб от несоблюдения дисциплины – честно увольте.

Финансовая неврастения

Неврастеники в отличии от невротиков и депрессоров готовы наступить на горло собственной песне. Они будут единственные из всех ваших работников, которые примут на ура ваши идеи по поводу управления финансами, потому что они принимают на ура все идеи вообще. По этой же причине они будут единственными, которые из всей вашей команды не сделают ничего из заявленного. Неврастения — это состояние, которое развивается вследствие нагрузок, превышающих возможности нашей психики. Работник, постоянно вступает в борьбу с собственными интересами, на какой-то момент преодолевает, но из-за переутомления в голове у него сплошное мыслительное головокружение — опасения, беспокойство, суетливость, тревога и т.п. Человек, страдающий неврастенией, проводит такую невероятную умственную работу, что физически не способен уже делать ничего, к тому же добавляется невозможность сосредоточить внимание, рассеянность, которая выражается в неспособности справиться с обычными делами. Не случайно все это приводит к раздражению, вспышкам гнева и нервным срывам.

 

Вот и получается, что как раз тех, кто будет вас поддерживать в деле налаживания финансовой дисциплины вы обязаны (как понимающий руководитель) отстранить от участия: предоставить им готовый четкий план действий, заставить отдыхать, сочетая попеременно труд умственный и труд физический.

 

Финансовый психоз

Даже если вы разумный руководитель, не считающий своих подчиненных «трудовыми ресурсами» и наладивший здоровое соотношение между требованиями руководства и потребностями работников, вас поджидает еще одна неожиданность в виде переносов конфликтов из других сфер жизни на рабочее место. Не везде же есть такие прекрасные лидеры, которые во время угадывают и гасят конфликт! Вот, например, дома жена перед выходом на работу поссорилась с мужем, а в трамвае дверь захлопнули перед носом. Капут – прямых виновников под рукой нет, и вся агрессия изольется на сотрудников, покупателей и предложенную финансовую политику, как символизирующих инициаторов конфликта «только о себе думаете», «эгоисты» и «прохвосты». Что тут поделаешь… Не будешь же каждый раз допрашивать работников в благодушном ли настроении они находятся для восприятия увещеваний. Поэтому решение напрашивается двоякое – создать благодушное настроение в виде неформальной обстановки, напоминать о финансовой дисциплине так часто пока она не попадет в чистое от неразрешенных конфликтов поле.

Дальше больше. Те сотрудники, которые не проявляют видимую агрессию в отношении окружающих, направляют ее на себя нарушая правила безопасности (на рабочем месте, при обращении с огнем, вождении автомобиля и т.п.), употребляя наркотики и алкоголь, прививая вредные привычки (курение, гиподинамия и т.п.), сознательным не выполняя предписания врача, занимаясь экстремальными видами спорта (альпинизм, парашютный спорт и т.п.). Ну, не все конечно, некоторые просто дураки или следуют неправильным сигналам со стороны собственных идолов. А вот те, которые говорят «пусть мне будет хуже», «должен же я иметь маленькие слабости» и похожее, те на самом деле невротики, с мазохистским наслаждением компенсирующие свою агрессию медленным и мучительным самоубийством извращенно подбирая самые садистские методы. И если вы, со своими финансовыми порядками и увещеваниями попытаетесь отнять у них эту отдушину, то вся накопленная злоба и изобретенные за долгий период практики инквизиторские орудия будут направлены УгадайтеСамиКуда.

 

Мне кажется, я сделала максимум, чтобы можно было бы сделать простой вывод: Финансовую дисциплину нельзя внедрить. Финансовую дисциплину можно только практиковать. Стереотипное поведение, то, которое вами и вашими сотрудниками в течении всего срока вашего совместного сотрудничества и их земного существования, дело понятное и знакомое — его не поменяет за здорово живешь ни один в здравом уме находящийся гражданин! Можно написать, и уже исписаны тонны бумаг о том, как и что надо (!) делать, но привычки, это древнейшее изобретение природы, изменяются только приобретением новых привычек, опробованных на предмет их соответствию ситуации подкрепленных некоторым количеством приятных плодов. После же того, как привычка сформировалась, даже если она и перестает приносить некогда приятные ощущения, она будет поддерживаться и удерживаться инстинктом самосохранения всеми возможными способами. За это время мир опять уйдет вперед, и опять придется, стиснув зубы, изучать новые навыки, подобно тому, как для повышения урожайности к старому мощному, но неплодоносящему дереву прививают новую ветвь, выведенную при помощи новых технологий генной инженерии и селекции.

Вернемся к началу. Итак, на вашем месте я даже не стала бы заговаривать о финансах как таковых. Вы же не разговариваете с программистом об алгоритмах, а с уборщицей о тряпках. Но вы знаете, что удаление файлов программного обеспечения вызовет сбой в работе компьютера, и что в слякотную погоду целесообразно вытереть ноги о коврик.  Так и с финансами – необходимо внедрять понятия. Понятия выгоды и финансовой стабильности.

Другое дело, что финансовые проступки не ведут за собой таких наглядных и незамедлительных последствий как вышеописанные, но на то финансовые работники и высокооплачиваемые специалисты, чтобы заранее предусмотреть метания работников по поводу: Как поступить? Какое решение принять? Что надо делать в первую очередь? А не запустим ли мы здесь? А не пропустим ли мы тут? А что скажут? Что сделают другие отделы? А справится ли производство? Ясно, что ответы на все эти вопросы знаете, иначе небыли бы у руля действующего предприятия, я лишь помогу их структурировать и донести в виде практикующейся привычки финансовой дисциплины у ваших работников.